Вот уже десятый день я являюсь гордым обладателем воробья.
Мы с Лешей выходили из Райффайзена и обнаружили у входа в этот почтенный банк воробьиного птенца, который жалостно вопил про то, что у него дебет с кредитом не сходятся до такой степени, что, в принципе, пора с голоду помирать…

Как и всякий нормальный русский интеллигент, я успела подумать о двадцати взаимоисключающих вещах одновременно…
«Наверное, его родители за ним приглядывают»,
«Сейчас на него кто-нибудь наступит»,
«Какое я имею право вставать на пути естественного отбора?»
«Вот, блин, только воробья еще не хватало!»
«Я его сейчас приручу, а потом он не сможет выжить в дикой.. ну, то есть, городской природе»
«Жалко птичку»
И т.д.
…прежде, чем воспользовалась своим любимым методом редукционизма. В упрощенной для данного конкретного случая форме метод звучит так: «Если маленькая голодная птичка пищит перед твоей сандалией – не размышляй о превратностях бытия, а сажай зверя в карман и топай домой готовить кашу.»

 

Все хорошо, только это сволочь жрет каждые полчаса. Правда, ночью часа на 3-4 делает перерыв, но потом опять начинает отчаянно требовать еды. Это двадцатиграммовое создание заливает всю квартиру препротивнейшей трелью: словно огромный ноготь скребет огромное же стекло. Есть распространенный миф о том, что воробья так назвали из-за того, что он зерно, дескать ворует, и его за это бить надо. Бить его, может, и надо, но слово «воробей» имеет другое происхождение, его корень близок к словам «ворковать», «ворчать», «бурчать» и «бормотать». Трещотка, в общем, неугомонная.
Едим мы, кстати, мясо, яйцо и творог, а зерном пока только плюемся недовольно. Сегодня у нас большое достижение – я научила птичку есть из чашки. Правда, с одним условием: в чашке должен быть мой палец. Как только я пытаюсь его незаметно оттуда вытащить, животное прекращает жрать и начинает оскорбленно орать, широко разевая красную пасть с желтой каемкой. Пыталась заменить палец карандашом – не работает. Оно поворачивает голову и смотрит на меня очень маленьким и очень строгим глазом, как бы говоря
- За идиота, мадам, держите?

 

В плане у меня было откормить пернатого друга и выгнать его взашей. Сегодня, убедившись, что из своей корзинки до моей головы зверь перелетает без каких–либо сложностей, я вынесла его во двор, где ошивается несколько сотен воробьев.
В глубине души я надеялась, что он сейчас почует синее небо, взмахнет крылами и устремится за горизонт. Ну, или хотя бы попрыгает по травке с сородичами.
Воробей впился когтями в обшлаг моей ковбойки и предпочел сидеть тихо-тихо. Умный воробей.
Ну ладно. Если мне не удастся отправить птицу на свободу – я приучу ее бить мух на лету и буду выезжать на воробьиную охоту ...