я хочу предложить вам сравнить три описания видения Юнга.

Первое – принадлежит ему самому:

 В «Протоколах», описание, данное в оригинальной беседе с Яффе, Юнг выражает конкретно и кратко: Бог нагадил на собор, и кала было столь много, что крыша рухнула

Второе представляет собой текст «Воспоминаний, сновидений, размышлений», который был полностью отредактирован и отцензурирован Аниеллой Яффе и семьей Юнга:

«Бог сидел на золотом троне, высоко на миром, и из престола огромные куски кала падали на сверкающую новую крышу, разрушая её и стены собора на части».

В общем смысл тот же – но определенная тональность теряется.

А вот как звучит видение Юнга в устах современных Юнгианцев:

С небес, от Бога, на землю упали золотые экскременты которые раскололи башни и сровняли с землей величественное строение». Этот волнительный сон переписывает библейскую метафору об отвергнутом камне, ставшем камнем краеугольным, поскольку экскременты были божественными, «необъяснимо «Золотыми» и были предназначены расчистить старое». (Холис)

Поразительно, не правда ли? Дерьмо которого вначале было просто «очень много», во втором варианте затвердело, а в третьем еще и стало золотым.

Если бы речь шла только о Божьем дерьме – все было бы не так страшно. На самом деле, «ВСР» был написан Аниеллой Яффе под диктовку Юнга, и из этого текста исчезали абзацы и главы если Яффе считала что излишняя откровенность может повредить репутации Юнга или его семьи. Исчезли главы про общения с Флурнуа и Уильямом Джеймсом которые как сейчас выясняются оказали на Юнга влияние не меньше чем Фрейд. Исчезли его личные исповеди об отношениях с Сабиной Шпилирейн, Марией Моцлер и Тони Вульф. Наконец, исчез сам стиль Юнга – неповторимый, грубый и Суверенный. Все что могло нарушить режим эвфемизма, все что бросало вызов существующему порядку и мещанским нравам буржуазии осторожно вымарывалось из истории Юнга. Вымарывалось с благими целями - сделать учение более широким и более доступным для простых людей, живущих в естественном рабстве.

Интересно что щепетильность Яффе и семьи создало противоположный эффект – многие экстравертные читатели автобиографии (а на самом деле биографии) Юнга, отшатывались от нее как от «слишком аутичной» и даже "нарциссической" - неудивительно -  все описания общения с другими (будь то любовницы или коллеги ученые которые были слишком неполиткоректны - например Уильям Джеймс воспоминанию о котором  Юнг посвятил целую главу)– за исключением Фрейда были аккуратно изъяты из биографии.

Если бы не этот подлог, если бы Юнга можно было немножко радикализировать и обострить темы противопоставления сейчас Юнг мог бы стать одним из ключевых фигур контркультуры.

Юнгианство - это не "одна из психологических систем". Юнгианство - это полноценное мировоззрение, мировоззрение которое должно стать противоядием против всех видов фундаментализма, который Юнг ненавидел более всего.