К войне с джихадистами вы не готовы?
Приговоренный российскими ваххабитами к смертной казни ученый рассказал, когда начнутся религиозные войны на Урале, как отличить мечеть от ячейки радикалов и почему «ВКонтакте» оказался во власти воинов джихада.

«Убить Романа Силантьева» — такой пункт занимает не последнее место в списке дел российского ваххабита. И не мудрено: московский ученый давно занимается борьбой с мутировавшим исламом и за это время успел нажить себе очень много врагов. Однако отступать он не собирается: по мнению Силантьева, радикальное мусульманство, или ваххабизм — страшная болезнь, которую срочно нужно лечить. Если этого не сделать, то Россию захлестнет волна беспорядков, по сравнению с которыми Болотная покажется «цветочками» .

В своем интервью для Портала 66.ru он корит российские власти за неразборчивое отношение к иммигрантам, рассказывает о полпроценте отличий между ваххабитами и мусульманами и об угрозе гражданской войны в нашей стране.

— Львиная доля тех иммигрантов, которые есть у нас в России, — так или иначе мусульмане. На ваш взгляд, люди, которые приехали из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, они как-то влияют на религиозный фон в стране?
— Иммигранты у нас разные бывают. Наверное, самый спокойный тип иммиграции — это когда люди просто хотят заработать денег. Если есть в них потребность, то тогда можно привлекать такую рабочую силу. Но это надо делать умно.

— Что вы подразумеваете под этим?
— Я всегда привожу в пример иммиграцию в ряде мусульманских стран — Катаре, Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах. Их политика очень просто строится: хотите приезжать зарабатывать деньги — зарабатывайте деньги, но не более того. Идентичность национальную им там никто не позволит выпячивать. В России все совсем по-другому.

— Связана ли как-то российская политика в отношении иммигрантов с проблемой ваххабизма, о которой вы очень много говорите?
— Просто к иммигрантам надо относиться разборчиво. Есть вот какая проблема: люди, которым у себя на родине по каким-то причинам не рады (некоторых к стенке ставят или сажают) , они затем перебираются в Россию. И эти люди зачастую становятся ваххабитами.

— То есть вы хотите сказать, что ваххабитам на родине не очень рады?
— Им просто очень не рады. И создают им невыносимые условия для жизни, из-за этих невыносимых условий они едут потом к нам, а мы их зачем-то принимаем. В 2001 году такого Анвара Сатимова, если мне память не изменяет, поймали в Свердловской области. Узбек, ваххабит, которого на родине в розыск объявили международный. Он на Урал приехал, работал тут имамом, тут его и поймали. Он ничего больше не умел, себе какую-то общину сколачивал, уже и самопровозглашенные муфтии там появлялись. В некоторых мечетях уже коренных мусульман нет. Не только там, но и вообще по стране.

— Это что означает?
— Это означает, что в мечетях теперь совсем другой национальный состав. У нас есть наблюдение: если татары в мечеть перестают ходить, значит, на мечети можно ставить крест.
— Может, но нужно иметь в виду, что ваххабиты не уживаются, в отличие от традиционных мусульман, с христианами. Между ваххабитами и нормальными мусульманами всего лишь полпроцента различий, но эти «пять десятых процента» не дают ваххабитам ни с кем мирно сосуществовать.

— Есть ощущение, что внутри ислама идет какая-то война, передел сфер влияния.
— Она идет. Это совершенно не скрывают. В идеале в каждом регионе должен быть один муфтий. А у нас в некоторых областях бывает по пять мусульманских юрисдикций. Вот митрополит представляет интересы всех православных, и интересы мусульман должен представлять один, а не три враждующих муфтия. Но, к сожалению, у нас мусульманское сообщество сильно расколото по России, причем этот раскол прогрессирует, и в последние годы особенно сильно. И в итоге мы имеем по несколько муфтиев в каждом регионе. Причем нередко один из них муфтий традиционный, нормальный, другой — ваххабит.

  • Источник: 100% готовность