Говоря, что происходит отказ от гипотезы абсолютного наблюдателя, я имею в виду не то, что это декларируется как закон для научного сообщества, а то, что абсолютное знание или субъект, наделённый абсолютным знанием, - эти предпосылки ничего в деятельности учёного больше не могут определять. Но они определяли исследовательскую установку учёных в век классической науки, поскольку предполагались и наличие полного ряда причин, и жёсткий детерминизм, и возможность соотнесения нашего познания с "абсолютным" субъектом. Вспомните ньютоновские "абсолютные" пространство и время. Но пространство и время - это не эмпирические понятия, а лишь формы трансляции опытного знания по бесконечному множеству точек наблюдения - гипотетических точек.
Про непредсказуемость речи и не было. Речь идёт о вероятностном подходе и статистических методах, но это-то и рождает понимание принципиального разрыва между мной как наблюдателем мира явлений и тем, как этот мир реально устроен. Бог, играющий в кости, не может знать, какой стороной эта кость выпадет. Для наблюдателя же это означает, что его опыт, зависящий от системы отсчёта, непередаваем другому наблюдателю со своей системой отсчёта. Раз нет переноса знания по точкам, то и гипотеза "абсолютного наблюдателя" рушится.
Учёные это не обязаны учитывать в своих исследованиях, даже могут этого и не знать, но условия, при которых опыт становится возможным, и не нуждаются для своего выполнения, чтобы учёный отдавал себе в этом отчёт.
Повторю ещё раз, что философы не учат учёных, что им надо делать, а лишь проясняют работу нашего познавательного аппарата, опираясь на те предпосылки, которые делают познание возможным. Если вам неинтересно почему это так, а только лишь - как осуществляется познание, то это уже вопрос ценностей.