На сайте МаскБук регулярно появляются новые отзывы на спектакли, репортажи и фотографии, так что не забываем заходить, гости дорогие, и чувствовать себя как дома. А я выкладываю сюда тексты, которые там не публикуются во избежание монополии меня)

Европа из Photoshop’а

Очень падка массовая культура на причудливо изобретённые названия жанров: в московской антрепризе, например, двух одинаковых «комедий» не сыщешь – они бывают и «человеческими», и «лирическими», и «романтическими»… Теперь я знаю, что за громким словом «кинодрама» вместо мелодраматического фильма может скрываться спектакль о киношниках. Ситуация в нём комична изначально: двое актёров, один из которых не выучил свою роль, сценарий целиком неизвестен, съёмки вместо Европы проходят на фоне зелёного экрана, позволяющего «вставить» подходящую картинку в компьютерной программе. Играют при этом Герцена – «первого русского эмигранта» (а как же Чаадаев?) и Достоевского, выбранного ему в антагонисты. И я наблюдаю за происходящим, как за удачной комедией.
Репетиция предполагаемого фильма о пресловутой «русской тоске» за границей действительно смешна – и по сути, и по исполнению. Очень уж напоминает отечественные ура-патриотические фильмы и сериалы с претензиями на глобальность, смехотворными бюджетами и ещё более смехотворными результатами. «Герцен» выражает популярную ныне линию критики тирании, отказываясь вставать при упоминании имени императора; «Достоевский» - не менее популярный православнуто-националистический мотив, плюясь в представителя итальянского кардинала. «Герцен» чувствует себя в кадре как рыба в воде – специалист по штампам, он с видимым удовольствием подбирает на любой случай по заготовке и бенефисными номерами задвигает на задний план своего более робкого партнёра, подкалывая его попытки не отставать от «мэтра». Уморительные «герценовские» ужимки как ничто другое оправдывают присутствие на сцене камеры – почти такого же обязательного атрибута современного спектакля, как живой актёр, и давно набившего оскомину: они просто созданы для крупных планов. Впрочем, публика любит камеру, особенно когда она направлена в зал: перед началом спектакля – бурно возмущается, стоит кому-то оказаться между сидящими и объективом, после – готова долго аплодировать, пока камера не пройдётся по всему залу.
Эта же публика по окончании действа вспоминала спектакль РАМТа «Берег Утопии». И сходство на самом деле есть: «исторические лица» попивают чай, разговаривают «о судьбах России» (то есть ни о чём), сплетничают и жалуются на жизнь. Как и московская театральная трилогия, скромное питерское творение с нескромно длинным названием «На Европу смотрю, как зверь» (как минимум запятая в нём лишняя) не избежало эксплуатации общеизвестных «курьёзных» черт: педалируется игромания Достоевского, вскользь упоминается пьянство Огарёва. Но, в отличие от РАМТа, ФМД-театр хотя бы не пытается делать вид, что нарисованные им плоские карикатуры с ограниченным набором типических примет – и есть «настоящие» Герцен и Достоевский. От театра музея хотелось бы, конечно, большей осведомлённости и оригинальности, ну да для комедии простительно некоторое запанибратство со своими персонажами…
…и каково было моё удивление узнать из программки, что я смотрела серьёзный спектакль, посвящённый-де реальным «взаимоотношениям» Герцена и Достоевского и «мучившим их важнейшим вопросам бытия», цитируя режиссёра Веру Бирон! Простите, но играть актёров, играющих Белинского и Достоевского без намёка на вживание, вчувствование в их личности, - совсем не то же самое, что играть непосредственно Белинского и Достоевского. И то, что к финалу спектакль из пародии на театральную безвкусицу скатывается в убаюкивающее монотонное ностальгирование под показ чёрно-белых слайдов, - не начать клевать носом оказалось выше моих сил, - серьёзности и драматизма ему не добавляет. Какие нежные чувства у человека может вызвать навязчиво повторяемый на экране клип: снег, валенки, ушанки, ватники, дворняги и сизифов труд? Едва ли большие, чем vodka, matryoshka, cheburashka. Пресловутую «пятую волну эмиграции» таким ассоциативным рядом не остановить, особенно в свете последних политических событий. Может, оно и к лучшему.
Зато у сентиментального зрителя подобный спектакль наверняка будет иметь успех, что несомненно пойдёт музею на пользу. И в любом случае театр в музее – это куда лучше, чем музей в театре.