Вечность и неизменность законов - это не опытное знание, а метафизическая предпосылка, основывающаяся на гипотезе «абсолютного наблюдателя» (некоего сверх- или божественного интеллекта), который пробегает эту бесконечность за нас, а мы лишь только к нему как бы подключаемся.
Вспомните Лапласовское положение о разуме, знающем все силы, действующие в данный момент в природе, пространственное расположение всех её частей и т.д., и могущем в силу этого описать Вселенную. Это то самое, о чём я написал, хотя Лаплас был атеистом.
Ещё раз поясню, в чём тут дело. Вечность и неизменность законов природы обусловливает то обстоятельство, что, пронаблюдав явления внешнего мира, мы соотносим их с содержательной стороной закона и устанавливаем, правильная его формулировка или нет. Но это возможно лишь потому, что принцип неизменности законов основывается на принципиальной же переносимости опытного знания из одной точки в любую другую. А это - чисто метафизическое допущение.
В неклассической же науке дело кардинальным образом меняется. Опыт оказывается не переносим, гипотеза «абсолютного наблюдателя» рушится. Неопределённость, возникающая в наблюдении, связана именно с отказом от этой чисто метафизической гипотезы. Драматическое звучание эта позиция получила в знаменитом Эйнштейновском "я не верю, что Бог играет в кости!"
Но не будь её - этой метафизической предпосылки - наука в принципе не могла бы сложиться.