Жареная курица.

Рецепт из серии, как сварить суп из топора.

2642543_kyr (700x472, 68Kb)

 

Думаете что самое главное в жареной курице? Точно! Ох и ушлые! Вас на мякине не проведёшь. Не перец, не сметана, которой в этот раз не будет, ни соль, не являются главными ингредиентами. Курица! И только курица! Гусём в блюде «Жареная курица», курицу заменять не рекомендую! А тем более свиньёй.  Во первых, где мы возьмём гуся? В магазине? Где вы видели хорошего гуся в магазине, я вас спрашиваю? Вы что  себе думаете, мы будем покупать курицу? Я ещё не видел таких наивных ценителей нежной жареной курятины. Курицу надо брать прямо на улице. Да-да. Которая ещё бегает. Выбирать надо помоложе. Зачем же спрашивать, сколько лет, у курицы? Выбирайте ту, которая быстрее бегает. Естественно. И самому надо бежать быстрее. Если будете бежать три километра в час, уверяю, достанется курица, которая пережила две революции. Семнадцатого и девяносто первого года. Такая курица годится только для гостей. А мы-то собираемся сами её съесть?

Ох-ох-ох. Чужая? Вы что сюда мораль мне пришли читать?  А я думал, стырить у меня редкий рецепт. Из чужой курицы блюдо всегда вкуснее бывает. Испытано неоднократно. Знаете как? Пока заработаешь на курицу, уже и курицу не хочется. А тут благодать! Бегаешь себе за главным ингредиентом, аппетит нагуляешь. А пока уносишь ноги от хозяев, получаешь заряд бодрости. Или дробьлости. Кому как повезёт. И заметьте, даром. Разве в магазине получите столько незабываемых впечатлений?  Вы в городе живёте? Сочувствую. Такси наймите.  Видите? Уже это будет не бесплатно, раз вы такая моралистка. Всё же пойдёте купите в магазине? Тогда знаете, идите куда? Вот-вот, туда и идите. Тут мой рецепт! И следовать надо моим указаниям.

Ещё один немаловажный момент попрошу не упускать из виду. Это блюдо включает в себя незабываемые воспоминания на долгое время. Может даже на года. Как у меня например. Поэтому следовать нужно точной инструкции. То есть рецептуре. В детстве,  с такими же невинными ребятами делал набеги на приусадебные хозяйства. И куриц мы ни когда не покупали. Вы вообще-то помните тех совдеповских, лагерных, умерших от непосильного труда кур? У меня лично, когда пробирался мимо прилавка, они вызывали большую опаску: А не отбросили ли они когти от тифа, на стройках народного социалистического хозяйства? Чем мне нравится детство, так это тем, что нежное неокрепшее сознание ещё не обременено всякой чепухой, вроде надуманной морали. Захотел покушать, пошёл отвернул голову вместе с шеей упитанной курочке или двум. Или десятку. Нас же много было и неужели кто-то пожалел для детей? Весёлой гурьбой мы шли увешанные курицами подольше в лес, где больше дров и меньше взрослых глаз.

 Был у нас друг, грузин Ваня. Большой выдумщик. Всё придумывал замысловатые способы приготовления мясных блюд. Так как из специй у нас присутствовала только соль, то надо было применить титаническое умственное усилие, чтобы каждый раз получалось блюдо отличное от предыдущего. Благо зверский детский аппетит дополнял наши кулинарные изыски. Пока мы по быстрому насадив курицу на берёзовый вертел, вертели каждый свою курицу, он бывало, обмазывал свою глиной, вместе с перьями, намереваясь закопать её в угли. Говорил, что ничего вкуснее его будущего блюда мы в своей жизни не пробовали и не попробуем. Наши курочки шипели и издавая неимоверно божественный аромат, покрывались коричнево-золотистой хрустящей корочкой обещая лукуллов пир. Эх! Как мы ели! Сейчас так не едят. Челюсти работали как жернова, с бешеной скоростью! Не помню, оставались ли после нашей трапезы кости… А Ваня крутился вокруг и облизываясь просил кусочек попробовать. И каждый барской рукой отрывал ему кто ножку, кто крылышко, а кто и хвост. Гузку.  После того, как все насытятся, на его куритсу и смотреть ни кто не мог – тошнило. И он бедный не знал что с ней делать, выбросить или отнести угостить хозяев.  Из этого всеми делался вывод – нужно стремиться к простоте в рецептуре и приготовлении. Чего  я вам и желаю.